«Зачем рожают таких детей?! Они же калеки и только мучаются!» — услышала я разговор бабушек «божьих одуванчиков»

16.09.201810:03

«Зачем рожают таких детей?! Они же калеки и только мучаются!» — услышала я разговор бабушек «божьих одуванчиков»

Люди только испытывают мучения.

— Не могу представить, зачем нужно рожать настолько больных детей?

— Согласна. Во времена нашей молодости подобных инвалидов не было. Ведь живут и страдают.

«Зачем рожают таких детей?! Они же калеки и только мучаются!» — услышала я разговор бабушек «божьих одуванчиков»

Две пожилые женщины читали статью в храмовой газете, где я сообщила о рождении у нас дочери с синдромом Дауна. Старушки обменивались мнениями по этому поводу. Я проходила мимо и услышала их разговор.

Вы считаете, что эти женщины лишь случайно посетили в церковь? А может быть, это были передовые бабушки с модными причёсками на головах и с красиво выведенными бровями? Те, что приезжают в храм на мерседесах только с целью освятить куличи, подвергнуть критике его служителей и прийти в негодование от того, почему здесь лишь злые люди?

Нет! Это были бабульки — Божии одуванчики. В платочках. Которые, как свечечки, отстояли всю всенощную. Крестились, кланялись, подошли к помазанию и смачно поцеловали руку батюшке. И вот теперь с чувством выполненного христианского долга обсуждали, кому жить, а кому нет.

Меня, конечно, распирало желание вступить в грубый дискурс, объяснить им, что они неправы, но я понимала, что сейчас на взводе и продуктивной беседы не выйдет, еще не дай Бог сорвусь в крик на бабушек – ничем лучше их тогда не буду. В общем, ушла с разбитым сердцем оттуда…
Не плачь, давай играть

Я отошла… И вспомнила, как однажды на детскую площадку пришла мама с сыном-инвалидом. На вид ему было лет шесть, но он совсем не ходил. Он передвигался ползком, отталкиваясь локтями и волоча по земле совершенно недвижимые тонюсенькие ножки. Было видно, что это что-то врожденное.

Одни дети смеялись (а мамы на них шикали), другие удивленно смотрели. Но с ним никто не хотел играть. Я попросила своих дочек познакомиться с ним, но они восприняли это без энтузиазма.

В какой-то момент к моей Соне (ей тогда было года три) подбежал мальчишка, толкнул и отнял у нее то ли лопатку, то ли ведерко, не помню уже, и умчался. Соня начала истошно реветь. «Коллеги по песочнице», включая мою старшую, Варю, продолжали играть, не обращая на нее внимания.

И тут к Соне подполз тот мальчик-инвалид. Он протянул ей какую-то свою игрушку и, улыбнувшись, полушепотом сказал:

— На, не плачь. Меня зовут Рома.

Эту улыбку я запомнила навсегда. Столько в ней было чистоты. Какой-то настоящей, безгрешной, детской чистоты.

Соня перестала плакать.

— Давай играть, — продолжил он. — Ты будешь прекрасной принцессой, а я — прекрасным принцем.

И они играли, долго, весело. К ним присоединилась Варя, потом другие дети. Они ползали по площадке, все в песке, грязи, и было так хорошо, тепло. И центром этого тепла был мальчик-инвалид Рома…

«Зачем рожать больных детей?» — удивлялась старушка. Наверное, затем, что ползающий на животе и никогда не встававший на ноги Рома оказался действительно прекрасным принцем. Настоящим. Прекрасным душой, которая умеет жалеть, любить, дружить и радоваться жизни. И разве это не главное. Но поймет ли это та бабушка?
Псих какой-то

Иногда к нам на подворье забегает паренек. Именно забегает, потому что передвигается он почему-то только так. Он на бегу говорит, на бегу крестится, на бегу что-то жует.

Источник

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Зачем рожают таких детей?! Они же калеки и только мучаются!» — услышала я разговор бабушек «божьих одуванчиков»
Adblock detector